ОТРЫВОК ИЗ КНИГИ КОЛИНА КЭМПБЕЛЛА
О СЕРДЕЧНО-СОСУДИСТЫХ ЗАБОЛЕВАНИЯХ

Инфаркт миокарда
Что представляет собой инфаркт миокарда? Одна из важнейших его причин – образование атеросклеротических бляшек. Это маслянистый слой белков, жиров (включая холестерин), клеток иммунной системы и других компонентов, которые накапливаются на внутренних стенках коронарных артерий. Я слышал, как один хирург говорил, что, если провести пальцем по внутренней поверхности артерии, покрытой атеросклеротическими бляшками, вы почувствуете, словно проводите пальцем по теплому чизкейку. Если в ваших коронарных артериях образуются такие бляшки, это свидетельствует о начале сердечно-сосудистых заболеваний. При вскрытии трупов солдат в Корее у каждого двадцатого из них слой атеросклеротических бляшек был настолько густым, что артерии были закупорены на 90 %7. Это похоже на то, как если бы вы завязали садовый шланг в узел, а затем пытались бы полить пересохший сад получившейся в итоге тоненькой струйкой воды!

Почему же у этих солдат не случилось инфаркта миокарда? Ведь их артерии были открыты всего на 10 %. Разве этого могло быть достаточно? Оказывается, если бляшка образуется на внутренней стенке артерии медленно, на протяжении нескольких лет, то кровоток успевает адаптироваться. Представьте себе поток крови, проходящий сквозь вашу артерию, в виде бурной реки. Если вы будете каждый день класть по берегам реки по нескольку камней, так же как бляшка понемногу растет на внутренней стенке артерии, то вода найдет другой способ просочиться в нужном направлении. Возможно, она разделится на несколько потоков, проходящих над камнями. Или пройдет под камнями, образовав крошечные туннели, а может быть, образует небольшие боковые потоки, полностью изменив свое русло. Эти новые маленькие потоки вокруг или через камни называются «коллатерали». То же самое происходит и с сердцем. Если бляшка формируется в течение нескольких лет, образуется достаточно коллатералей, позволяющих крови проходить через сердце. Слишком большая по размеру атеросклеротическая бляшка может создать серьезные помехи кровотоку, что приводит к изнуряющей боли в сердце, или стенокардии. Однако такой тип роста бляшек редко вызывает инфаркт миокарда.

Итак, что же приводит к инфаркту миокарда? Оказывается, меньшие по размеру атеросклеротические бляшки, блокирующие менее 50 % просвета артерии, часто становятся причиной инфаркта миокарда. У каждой из таких бляшек имеется слой клеток, называемый покрышкой, который отделяет ядро бляшки от потока крови. У опасных бляшек покрышка слабая и тонкая. Впоследствии кровоток может вызывать эрозию покрышки, вплоть до ее разрыва. Когда покрышка разрывается, находящееся под ней ядро бляшки смешивается с кровью. Затем кровь начинает образовывать сгусток вокруг места разрыва. Сгусток увеличивается в размерах и может быстро полностью заблокировать артерию. Когда артерия закупоривается в такие короткие сроки, маловероятно, что успеет образоваться коллатераль. Когда это происходит, движение крови в районе образования сгустка существенно затрудняется и сердечные мышцы не получают в необходимом количестве кислород. В этот момент, когда клетки сердечной мышцы начинают умирать, механизм перекачивания крови сердцем дает сбои, и человек может почувствовать мучительную боль в груди или жгучую боль в руке, отдающую в шею и челюсть. Инфаркт миокарда убивает каждого третьего человека, ставшего его жертвой.

Сегодня известно, что бляшки небольших и средних размеров, которые приводят к закупорке артерий менее чем на 50 %, представляют наибольшую угрозу для жизни. Как спрогнозировать наступление инфаркта миокарда? К сожалению, существующие технологии не позволяют этого сделать. Мы не можем узнать заранее, в каком месте разорвется покрышка бляшки, когда это произойдет и насколько серьезными будут последствия. Однако нам известен относительный риск наступления у нас инфаркта миокарда. Наука сняла покров тайны с того, что раньше считалось загадочной смертью, уносившей человеческие жизни в их самые плодотворные годы. Ни одно исследование не имело такого значения, как «Фрамингемское исследование сердца».

После Второй мировой войны был создан Национальный институт сердца, который имел скромный бюджет и трудную миссию. Ученым было известно, что жировые бляшки, покрывающие изнутри пораженные сердечные артерии, состоят из холестерина, фосфолипидов и жирных кислот. Но исследователи не знали, почему и как происходят эти патологические изменения, как именно они приводят к инфаркту миокарда. В поисках ответов на эти вопросы Национальный институт сердца решил провести наблюдения за населением на протяжении нескольких лет, подробно фиксируя медицинские показатели, чтобы увидеть, у кого возникли сердечно-сосудистые заболевания, а у кого – нет. Для этого ученые направились в город Фрамингем в штате Массачусетс.

Расположенный вблизи Бостона, Фрамингем дышит американской историей. Европейские поселенцы впервые вступили на эту землю в XVII в. На протяжении многих лет этот город играл не последнюю роль в Войне за независимость, процессах над салемскими ведьмами и борьбе за отмену рабства. В менее давнем прошлом, в 1948 г., этот город сыграл свою самую известную роль. Более 5000 жителей Фрамингема, как мужского, так и женского пола, согласились подвергаться манипуляциям ученых на протяжении нескольких лет, чтобы мы могли узнать больше о сердечно-сосудистых заболеваниях.

И мы действительно кое-что узнали. Путем наблюдения за тем, у кого возникли сердечно-сосудистые заболевания, а у кого – нет, и сравнения их историй болезни «Фрамингемское исследование сердца» позволило разработать концепцию факторов риска, связанных с холестерином, артериальным давлением, физической активностью, курением и ожирением. Благодаря «Фрамингемскому исследованию» мы знаем, что эти факторы риска играют ключевую роль в возникновении сердечно-сосудистых заболеваний. На протяжении многих лет врачи используют Фрамингемскую модель прогнозирования, чтобы выяснить, кто находится в группе высокого риска по возникновению сердечно-сосудистых заболеваний, а кто – нет. На основании этого исследования было опубликовано более 1000 научных работ, и программа продолжается до сих пор. На сегодня исследованию подверглись уже четыре поколения жителей Фрамингема.

Одним из главных достижений «Фрамингемского исследования» стали научные открытия, связанные с уровнем холестерина в крови. В 1961 г. была выявлена убедительная корреляция между высоким уровнем холестерина в крови и сердечно-сосудистыми заболеваниями. Ученые обнаружили, что у мужчин с уровнем холестерина в крови «свыше 6,3 ммоль/л в три раза чаще наблюдалась ишемическая болезнь сердца по сравнению с теми, чей уровень холестерина в крови составлял менее 5,4 ммолль/л»15. Спорный вопрос о том, можно ли на основе уровня холестерина в крови спрогнозировать возникновение сердечно-сосудистых заболеваний, был, наконец, разрешен. Уровень холестерина действительно имеет значение. В той же научной работе было показано, что высокое артериальное давление – важный фактор риска сердечно-сосудистых заболеваний.
Важность, придаваемая факторам риска, сигнализировала о начале концептуальной революции. Когда это исследование начиналось, большинство врачей полагало, что сердечно-сосудистые заболевания – следствие неизбежного износа организма и мы мало что можем с этим поделать.

Наши сердца уподоблялись автомобильным двигателям: по мере того как мы становимся старше, их детали начинают работать хуже, и иногда эти двигатели отказывают. Когда стало ясно, что можно заранее спрогнозировать развитие болезни, оценив факторы риска, идея о предотвращении сердечно-сосудистых заболеваний внезапно обрела актуальность. Ученые утверждали, что, «согласно полученным данным, совершенно необходима программа профилактики»15. Просто путем снижения воздействия факторов риска, таких как уровень холестерина в крови и артериальное давление, представлялось возможным снизить риск возникновения сердечно-сосудистых заболеваний.

Почти каждый знает, что он может предотвратить инфаркт миокарда, сохраняя факторы риска на нужном уровне. Этому знанию всего лишь около 50 лет, и оно получено в значительной степени благодаря ученым, которые проводят «Фрамингемское исследование сердца», и участникам этого исследования.

Фрамингем – самое известное из когда-либо проводимых исследований заболеваний сердца, однако это лишь часть огромного количества исследований, проведенных в США за последние 60 лет. В одном исследовании, опубликованном в 1969 г., сравнивалась частота возникновения ишемической болезни сердца в 22 странах (рис. 5.1).

Объектами этих исследований стали общества западного типа. Если мы рассмотрим более традиционные общества, то обнаружим, что там обычно наблюдаются еще более значительные расхождения в частоте возникновения сердечно-сосудистых заболеваний. Например, в исследованиях иногда фигурируют жители высокогорных районов Папуа – Новой Гвинеи, поскольку в их обществе возникновение сердечно-сосудистых заболеваний – редкость. Вспомните, как низок уровень сердечно-сосудистых болезней в сельских районах Китая.

В культурах с низкой частотой возникновения сердечно-сосудистых заболеваний люди потребляют меньше насыщенных жиров и животных белков и больше – цельнозерновых продуктов, фруктов и овощей. Иными словами, в основе их питания лежит преимущественно растительная пища, в то время как в основе нашего – животная.

Однако возможно ли, что одна группа людей просто генетически в большей мере предрасположена к возникновению сердечно-сосудистых заболеваний? Мы знаем, что это не так, поскольку внутри группы с близким набором генов наблюдается та же взаимосвязь между питанием и болезнью. Например, японские мужчины, проживающие на Гавайях или в Калифорнии, имеют гораздо больший уровень холестерина в крови по сравнению с японцами мужского пола, живущими в Японии, и у последних реже возникают сердечно-сосудистые заболевания.

Причины, очевидно, обусловлены внешними факторами, поскольку большинство этих людей имеют схожий генотип. Курение не причина данных заболеваний, так как мужчины в Японии, курящие чаще, реже страдали от сердечно-сосудистых заболеваний, чем японцы, живущие в США19. Ученые указывают на особенности питания, утверждая, что уровень холестерина в крови повышается «с увеличением приема в пищу насыщенных жиров, животных белков и пищевого холестерина». И наоборот, уровень холестерина в крови «отрицательно коррелирует с приемом в пищу сложных углеводов»20. Проще говоря, употребление животной пищи приводит к повышению уровня холестерина в крови, а растительной – к снижению этого показателя.

Это исследование подразумевало, что неправильное питание служит одной из возможных причин сердечно-сосудистых заболеваний. Более того, полученные ранее результаты согласовывались с этим: чем больше люди употребляют в пищу насыщенных жиров и холестерина (которые представляют собой индикаторы потребления животной пищи), тем больше они подвержены риску возникновения сердечно-сосудистых заболеваний. По мере того как в других культурах питание людей приближается к западному, там также наблюдается резкий рост возникновения сердечно-сосудистых заболеваний.

Итак, теперь мы знаем, что собой представляют сердечно-сосудистые заболевания и каковы их факторы риска, но что нам делать, когда мы уже заболели? Когда «Фрамингемское исследование сердца» только начиналось, уже были врачи, пытавшиеся понять, как лечить сердечно-сосудистые заболевания, а не только как их предотвращать. Во многом эти ученые опередили свое время, так как их вмешательство, представлявшее собой наиболее инновационные и успешные на тот момент программы лечения, опиралось на наименее передовые технологические средства: вилку и нож.

Эти врачи обратили внимание на непрерывное исследование и сделали несколько логических выводов, основанных на здравом смысле. Они поняли, что:
• избыточное употребление жиров и холестерина вызывает атеросклероз (затвердение артерий и образование бляшек) у подопытных животных;
• употребление холестерина в пищу вызывает повышение уровня холестерина в крови;
• высокий уровень холестерина в крови может быть предвестником и (или) причиной сердечно-сосудистых заболеваний;
• у большей части населения мира не наблюдается сердечно-сосудистых заболеваний, и в этих культурах люди питаются совсем иначе, употребляя меньше жиров и холестерина.
Поэтому они решили лечить сердечно-сосудистые болезни своих пациентов, уменьшив жиры и холестерин в их рационе.
Одним из наиболее прогрессивных врачей был Лестер Моррисон из Лос-Анджелеса. Он в 1946 г. начал исследование (за два года до «Фрамингемского исследования»), чтобы «выявить взаимосвязь между употреблением в пищу жиров и возникновением атеросклероза»22. Во время проведения своего исследования он рекомендовал 50 пациентам, пережившим инфаркт миокарда, сохранять обычную диету, а другим 50, также пережившим инфаркт миокарда, придерживаться экспериментальной диеты.
В экспериментальной диете он снизил потребление жиров и холестерина. Одно из его опубликованных меню позволяло пациентам лишь небольшое количество мяса дважды в день: примерно 55 г «холодной постной жареной баранины с мятным желе» на обед и столько же «постного мяса» на ужин22. Даже если пациент любил холодную жареную баранину с мятным желе, ему не позволялось есть ее в большом количестве. Список запрещенных продуктов в экспериментальной диете был довольно внушительным и включал супы-пюре, свинину, жирное мясо, животные жиры, цельное молоко, сливки, сливочное масло, яичные желтки, хлеб и десерты, изготовленные с использованием сливочного масла, цельных яиц и цельного молока.

Дала ли эта прогрессивная диета какие-либо результаты? Спустя 8 лет лишь 12 из 50 человек, придерживающихся традиционной диеты, были живы (24 %). В группе, придерживающейся экспериментальной диеты, остались в живых 28 человек (56 %), что почти в 2,5 раза выше, чем в контрольной группе. Спустя 12 лет все пациенты в контрольной группе умерли. Во второй же группе 19 человек были еще живы, таким образом, количество выживших составило 38 %22. Хотя, конечно, печально, что столько людей в группе, придерживавшейся особой диеты, все же умерли, очевидно, что им удавалось сдерживать развитие своей болезни, употребляя немного меньше животной пищи и немного больше растительной.

В 1946 г., когда началось это исследование, большинство ученых полагали, что сердечно-сосудистые заболевания – неизбежная часть процесса старения и с этим практически ничего нельзя поделать. Хотя Моррисон и не излечил сердечно-сосудистые болезни у своих пациентов, он доказал, что такое простое средство, как диета, может значительно замедлить течение болезни, даже когда она уже на такой поздней стадии, что привела к инфаркту миокарда.

Другая группа ученых пришла к почти таким же выводам примерно в то же самое время. Врачи в Северной Калифорнии выделили большую категорию пациентов с сердечно-сосудистыми заболеваниями в поздней стадии и рекомендовали им придерживаться диеты с низким содержанием жиров и холестерина. Эти врачи обнаружили, что уровень смертности среди пациентов, придерживавшихся предписанной диеты, был в четыре раза ниже, чем у тех пациентов, кто ее не придерживался.

Теперь стало очевидно, что надежда есть. Сердечно-сосудистые заболевания не были неизбежными спутниками пожилого возраста, и даже на поздней стадии развития болезни диета с низким содержанием жиров и холестерина могла существенно продлить жизнь пациента. Это было значительным прорывом в нашем понимании данной болезни. Более того, это новое понимание сделало питание и прочие факторы, связанные с окружающей средой, центральными при изучении сердечно-сосудистых заболеваний. Однако любое обсуждение вопросов питания вращалось в основном вокруг жиров и холестерина. Эти два отдельно взятых элемента питания стали винить во всех бедах.

Сегодня нам известно, что слишком большое внимание к жирам и холестерину ввело нас в заблуждение. Никто не рассматривал возможность того, что жиры и холестерин лишь сигнализируют об употреблении животной пищи. Взгляните, к примеру, на взаимосвязь между употреблением животного белка и сердечно-сосудистыми заболеваниями среди мужчин в возрасте от 55 до 59 лет в 20 странах, отображенную на рис. 5.3 (взглянуть можно, скачав или купив оригинальную книгу 🙂 ).

Исследование показывает, что при росте потребления в пищу животных белков возрастает и частота возникновения сердечно-сосудистых заболеваний. Кроме того, десятки исследований, основанных на опытах на животных, показали, что при кормлении крыс, кроликов и свиней пищей, содержащей животные белки (например, казеин), уровень холестерина в их крови значительно возрастал, а растительный белок (например, соевый белок) способствовал существенному снижению этого показателя24. Исследования людей не только подтверждают эти выводы, но и показывают, что потребление растительных белков еще больше способствует снижению холестерина в крови, чем уменьшение потребления жиров и холестерина.

Хотя некоторые из этих исследований, затрагивающих потребление животного белка, были проведены в последние 30 лет, другие – опубликованы более 50 лет назад, когда в медицинских кругах лишь начинали обсуждать взаимосвязь между питанием и сердечно-сосудистыми заболеваниями. И все же почему-то животный белок продолжал оставаться в тени, в то время как на насыщенные жиры и холестерин пришелся основной шквал критики. Эти три питательных вещества (жиры, животные белки и холестерин) характеризуют животную пищу в целом. Так не будет ли резонно задуматься: возможно, животная пища в целом, а не эти отдельно взятые питательные вещества вызывает сердечно-сосудистые болезни?

Разумеется, никто прямо не говорил о вреде животной пищи в целом. Это немедленно привело бы к профессиональной изоляции и насмешкам (по причинам, о которых было сказано в главе 4). Это было время жарких дискуссий среди специалистов по вопросам питания. Происходила концептуальная революция, и многим это не нравилось. Даже разговоры о роли питания были для многих ученых чем-то из ряда вон выходящим. Предотвращение сердечно-сосудистых заболеваний с помощью питания было пугающей идеей, поскольку означало, что старая добрая богатая мясом диета была настолько вредна для здоровья людей, что губительно воздействовала на их сердца. Консервативно настроенным людям это пришлось не по нраву.

Один из таких ученых-консерваторов неплохо развлекался, насмехаясь над людьми, мало подверженными риску возникновения сердечно-сосудистых заболеваний. В 1960 г. он написал «шутку», чтобы посмеяться над недавними (для того времени) научными выводами.

Краткое описание мужчины, наименее подверженного риску возникновения ишемической болезни сердца:

Изнеженный, женоподобный госслужащий или бальзамировщик мумий, которому катастрофически не хватает физического и умственного тонуса, у которого отсутствуют задор, амбиции и конкурентный дух, кто никогда даже и не пытался выполнить работу в отведенные сроки. Это человек с плохим аппетитом, поддерживающий свое существование за счет фруктов и овощей, сдобренных кукурузой и китовым жиром, не выносящий табака, с презрением отказывающийся от радиоприемника, телевизора и автомобиля, с копной волос на голове, тощего и неспортивного вида, но при этом постоянно тренирующий свои хилые мускулы; у него низкие доход, артериальное давление, уровень сахара в крови, мочевой кислоты и холестерина; он принимает никотиновую кислоту, пиридоксин, а также долгое время подвергается антикоагулянтной терапии с тех самых пор, как подвергся профилактической кастрации.

Автор этого высказывания с таким же успехом мог заявить: «Только у НАСТОЯЩИХ мужчин бывают сердечно-сосудистые заболевания». Обратите внимание, что диета, основанная на фруктах и овощах, описывается как плохая, даже несмотря на то, что автор предполагает, что это диета людей, наименее подверженных риску возникновения сердечно-сосудистых заболеваний. К несчастью, ассоциации между мясом и физическими возможностями, мужественностью в целом, сексуальной ориентацией и экономическим благосостоянием мешают консервативно настроенным ученым объективно взглянуть на вопросы питания, приняв во внимание научные свидетельства. Эти взгляды восходят еще к первым ученым, отстаивающим пользу потребления белка, о которых упоминалось в главе 2.

Возможно, этому автору стоило бы познакомиться с моим другом Крисом Кэмпбеллом (не родственник). Крис – двукратный чемпион по борьбе первого дивизиона Национальной ассоциации студенческого спорта США, трехкратный чемпион США по борьбе среди взрослых, дважды участвовал в олимпийских соревнованиях по борьбе и окончил Школу юриспруденции Корнелльского университета. В возрасте 37 лет он стал самым старшим американцем, который когда-либо выигрывал олимпийскую медаль по борьбе, и его вес на тот момент составлял 90 кг. Крис Кэмпбелл – вегетарианец. Как человек, мало подверженный риску сердечно-сосудистых заболеваний, он мог бы поспорить с приведенной выше характеристикой.

Борьба между консерваторами и сторонниками профилактической диеты была упорной. В конце 1950-х гг. я присутствовал на лекции в Корнелльском университете, куда известный ученый Ансель Кейз пришел рассказать о предотвращении сердечно-сосудистых заболеваний с помощью питания. Некоторые ученые в зале лишь недоверчиво качали головами, говоря, что питание не может оказывать влияние на сердечно-сосудистые заболевания. Во время этих первых десятилетий исследований разгорелась жаркая борьба с переходом на личности, и многим явно недоставало непредвзятости.

Хирургия: иллюзорный спаситель
Применяемые механические вмешательства гораздо менее эффективны, чем считает большинство людей. Особенную популярность приобрело шунтирование. Во время операции грудная клетка пациента вскрывается, кровоток перенаправляется при помощи множества зажимов, насосов и механизмов, и вена на ноге или артерия грудной клетки вырезается и пришивается к больной части сердца, позволяя крови обходить наиболее закупоренные артерии.

Эта процедура может повлечь серьезные последствия. Более одного из каждых 50 пациентов умирает из-за осложнений, вызванных операцией, стоимость которой составляет 46 000 долл.32. Среди других побочных эффектов – инфаркт миокарда, осложнения со стороны органов дыхания, осложнения в виде кровотечения, инфекции, повышенное артериальное давление и инсульт. Когда окружающие сердце сосуды пережимаются во время операции, атеросклеротические бляшки отрываются от их внутренних стенок. Затем кровь переносит эти обрывки в мозг, где они вызывают многочисленные мини-инфаркты. Ученые сравнили интеллектуальные способности пациентов до и после операции и обнаружили, что у 79 % пациентов «наблюдались нарушения некоторых аспектов когнитивных функций» спустя семь дней после операции.

Зачем же мы подвергаем себя этой процедуре? Наиболее часто упоминаемый положительный эффект от нее – облегчение стенокардии, или боли в грудной клетке. Примерно 70–80 % пациентов, подвергшихся хирургическому шунтированию, избавляются от этой мучительной боли в груди на год. Но этот положительный эффект недолговечен. В течение трех лет после операции до трети пациентов вновь начинают испытывать боль в грудной клетке35. В течение 10 лет после операции шунтирования половина пациентов умирает, переживает инфаркт миокарда или снова страдает от боли в грудной клетке36. Исследования в долгосрочной перспективе показывают, что лишь у определенной части пациентов, страдающих сердечно-сосудистыми заболеваниями, увеличивается продолжительность жизни благодаря операции шунтирования. Более того, исследования показывают, что у пациентов, перенесших шунтирование, инфаркт миокарда случается не реже, чем у тех, кто не подвергался этой процедуре.

Вспомните, бляшки какого размера вызывают инфаркт миокарда? Наибольшую угрозу для жизни представляют меньшие по размеру, менее стабильные слои бляшек, более склонные к разрыву покрышки. Однако объектом операции шунтирования становятся наиболее крупные и заметные бляшки, которые, возможно, служат причиной боли в груди, но не инфаркта миокарда.

Та же история и с ангиопластикой. Эта процедура дорогостоящая и сопряжена с аналогичными рисками. После выявления бляшек в коронарной артерии в нее вводится баллон и там надувается. Таким образом, бляшки прижимаются плотно к стенкам сосудов, что увеличивает просвет для кровотока. Приблизительно у одного из 16 пациентов при этом наблюдается «внезапное закрытие сосуда», что может привести к смерти, инфаркту миокарда или срочной операции шунтирования. Даже если допустить, что этого не произойдет, все еще имеется значительная вероятность того, что операция окажется неудачной. В 40 % случаев в течение четырех месяцев после процедуры артерии, которые были «насильно» открыты, вновь закрываются, что сводит на нет эффект от операции. Тем не менее, если не принимать во внимание возможность таких неблагоприятных исходов, ангиопластика неплохо помогает временно облегчить боль в грудной клетке. Разумеется, она почти не позволяет уменьшить небольшие бляшки, которые в основном и приводят к инфаркту миокарда.

Итак, при более детальном рассмотрении кажущиеся полезными достижения в сфере механического лечения сердечно-сосудистых заболеваний разочаровывают. Шунтирование и ангиопластика не воздействуют на причину сердечно-сосудистых заболеваний, не предотвращают инфаркт миокарда и не продлевают жизнь никому, кроме пациентов с самой запущенной формой болезни.

Так что же происходит? Несмотря на сформировавшееся за последние 50 лет положительное отношение общества к достижениям в сфере изучения сердечно-сосудистых заболеваний, мы должны задаться вопросом: выигрываем ли мы эту войну? Может быть, нам стоит задать себе вопрос, что мы можем сделать иначе? Например, как были применены знания в области питания, полученные 50 лет назад? И какова судьба лечения при помощи правильной диеты, открытого Лестером Моррисоном?

Эти открытия в основном остались незамеченными. Я лишь в последние годы узнал о проектах 1940-х и 1950-х гг. И весьма удивлен, поскольку профессионалы, с которыми я общался во время своего обучения в аспирантуре в конце 1950-х – начале 1960-х гг., с жаром отрицали, что подобная научная работа когда-либо проводилась или даже рассматривалась возможность ее проведения. Тем временем привычки людей в области питания менялись лишь в худшую сторону. Мы определенно идем в неверном направлении.
Поскольку эта информация вновь появилась в последние два десятилетия, снова разгорелась борьба против статус-кво. Лишь несколько врачей обоснованно утверждают, что существует лучший способ борьбы с сердечно-сосудистыми заболеваниями. Они добиваются революционного успеха, используя самый простой из всех методов лечения: правильное питание.

Как вы думаете, в каком городе находится лучший кардиологический центр в США, а может быть, и во всем мире? В Нью-Йорке? Лос-Анджелесе? Чикаго? Возможно, во Флориде, где проживает много пожилых людей? На самом деле, согласно U.S. News and World Report, лучший медицинский центр кардиологической помощи расположен в Кливленде, в штате Огайо. Пациенты стекаются в Кливлендскую клинику со всего мира, чтобы получить передовую медицинскую помощь в области лечения сердечно-сосудистых заболеваний, оказываемую именитыми врачами.

Один из врачей Кливлендской клиники, Колдуэлл Эссельстин-мл., имеет довольно примечательную биографию. Еще студентом Йельского университета Эссельстин участвовал в олимпийских соревнованиях по гребле и завоевал золотую медаль. После прохождения практики в Кливлендской клинике ему была присуждена Бронзовая звезда как военному хирургу во время войны во Вьетнаме. Затем он добился больших успехов, став врачом в одном из ведущих медицинских учреждений в мире – Кливлендской клинике, где он был главой администрации, членом Совета управляющих, председателем особой Комиссии по раку молочной железы и главой секции по хирургии щитовидной и паращитовидной железы.

Эссельстин опубликовал более 100 научных работ и был назван одним из лучших американских врачей 1994–1995 гг.40 Я знаком с этим человеком, и у меня складывается впечатление, что он преуспел во всем, чем занимался в жизни. Он достиг вершин успеха как в профессии, так и в личной жизни, сохранив при этом достоинство и скромность.
Но для меня самое привлекательное в Эссельстине не список его достижений, а его принципиальность в поисках истины. Эссельстин нашел в себе смелость бросить вызов официальным кругам. Вот что он написал для Второй национальной конференции по вопросам роли липидов в лечении и предотвращении ишемической болезни сердца (которую он организовал и в которой любезно пригласил меня участвовать):

«За 11 лет своей карьеры хирурга я утратил иллюзии относительно концепции лечения онкологических и сердечно-сосудистых заболеваний. За последние 100 лет мало что изменилось в лечении рака и не было приложено серьезных усилий в области профилактики как онкологических, так и сердечно-сосудистых заболеваний. Однако эпидемиология этих болезней показалась мне провокационной: у трех четвертей населения планеты нет сердечно-сосудистых заболеваний, и этот факт тесно связан с особенностями их питания».

Эссельстин начал пересматривать традиционную медицинскую практику. «Осознавая, что медикаментозное, ангиографическое и хирургическое вмешательство воздействуют лишь на симптомы сердечно-сосудистых заболеваний и будучи убежденным в необходимости абсолютно нового подхода к лечению», Эссельстин решил проверить, как повлияет диета, основанная на цельных растительных продуктах, на людей с уже диагностированной ишемической болезнью сердца42. Применяя минимальные дозы медикаментов, снижающих уровень холестерина в крови, в сочетании с диетой с очень низким содержанием жиров и основанной на растительной пище, он добился в лечении сердечно-сосудистых заболеваний самых впечатляющих результатов, которые когда-либо были достигнуты.

В 1985 г. Эссельстин начал исследование, причем его главной задачей было снижение холестерина в крови пациентов до уровня менее 3,9 ммоль/л. Он попросил каждого пациента записывать все, что тот ест, в специальный дневник питания. На протяжении последующих пяти лет Эссельстин каждые две недели встречался с пациентами, чтобы обсудить процесс, назначить анализы крови и зафиксировать показатели артериального давления и веса. После этих встреч он вечером созванивался с пациентами, чтобы сообщить им результаты анализов крови и дополнительно обсудить эффект от соблюдения диеты. Кроме того, все его пациенты собирались вместе несколько раз в год, чтобы обсудить программу лечения, поговорить друг с другом и обменяться полезной информацией. Иными словами, Эссельстин проявлял добросовестность, участие, поддержку и твердость по отношению к своим пациентам, стараясь перевести общение на более личный уровень.

Диета, которую соблюдали в том числе и сам Эссельстин с его женой Энн, предусматривала полный отказ от жировых добавок и почти ото всех продуктов животного происхождения. Как сообщают Эссельстин и его коллеги, «[участникам] было предписано избегать масла, мяса, рыбы, птицы и молочных продуктов, за исключением обезжиренных молока и йогурта»42. Спустя примерно пять лет после начала курса лечения Эссельстин рекомендовал своим пациентам отказаться также от обезжиренных йогурта и молока.

Пять пациентов прекратили участвовать в исследовании в течение первых двух лет, таким образом, осталось 18 человек. Когда-то они обратились к Эссельстину с серьезными заболеваниями. В течение восьми лет, предшествовавших исследованию, эти 18 человек пережили 49 событий, связанных с ишемической болезнью сердца, включая стенокардию, операции по шунтированию, инфаркт миокарда, инсульты и ангиопластику. Их сердца никак нельзя было назвать здоровыми. Нетрудно понять, что участвовать в исследовании их заставила паника от осознания близости преждевременной смерти.

Эти 18 пациентов достигли потрясающих результатов. В начале исследования их средний уровень холестерина в крови составлял 6,4 ммоль/л. Во время проведения программы он был равен 3,4 ммоль/л, что гораздо ниже намеченных 3,9 ммоль/л43! Уровень «плохого» холестерина также значительно уменьшился42. Но наиболее выдающимся результатом стало не снижение уровня холестерина в крови, а то, сколько событий, связанных с ишемической болезнью сердца, произошло у пациентов с момента начала исследования.
В течение последующих 11 лет из 18 пациентов, соблюдавших диету, лишь ОДИН пережил такое событие. Этот пациент на два года перестал соблюдать диету. После этого он начал испытывать клиническую боль в грудной клетке (стенокардию), а затем вернулся к здоровой диете, основанной на растительной пище. Этот человек избавился от стенокардии и в дальнейшем не испытывал проблем, связанных с сердечно-сосудистой системой.

У этих людей развитие болезни не только остановилось, но и повернулось вспять. У 70 % пациентов наблюдалось открытие закупоренных артерий43. Одиннадцать пациентов Эссельстина согласились на проведение ангиографии – процедуры, в ходе которой некоторые артерии в сердце просвечиваются рентгеном. У этих 11 человек в среднем закупоренность артерий уменьшилась в размерах на 7 % за первые пять лет проведения исследования. Это может показаться незначительным снижением, однако стоит отметить, что при увеличении диаметра артерии на 7 % проходящий через нее объем крови увеличивается на 30 %44. Еще более важна разница между наличием боли (стенокардией) и ее отсутствием, а фактически между жизнью и смертью. Авторы отчета по итогам пятилетнего исследования отмечают: «На сегодня это самое долгое исследование питания с минимальным содержанием жира в сочетании с применением лекарств, понижающих уровень холестерина в крови, и наш замечательный результат – уменьшение артериального стеноза (закупорки) на 7 % – более значительный, чем во всех предыдущих исследованиях».

Один врач-терапевт обратил особое внимание на исследование Эссельстина. Ему было всего 44, и он, казалось, был здоров, когда внезапно обнаружил, что у него имеются проблемы с сердцем, приведшие к инфаркту миокарда. Ввиду природы сердечно-сосудистых заболеваний традиционная медицина не могла предложить ему надежного решения проблемы. Он обратился к Эссельстину и решил принять участие в программе лечения, предусматривавшей соблюдение диеты. Спустя 32 месяца, без применения каких-либо медикаментов, понижающих уровень холестерина в крови, течение его болезни повернулось вспять, а уровень холестерина в крови снизился до 2,3 ммоль/л. Большое впечатление производит снимок больной артерии этого пациента до и после выполнения диетических предписаний Эссельстина (рис. 5.4)8. Светлые участки на рисунках – это кровь, протекающая через артерию. На рисунке слева (а) имеется участок, помеченный круглой скобкой, где серьезная ишемическая болезнь привела к сокращению кровотока. После соблюдения диеты, основанной на цельных растительных продуктах, та же артерия открылась, губительное действие ишемической болезни обернулось вспять и кровоток практически нормализовался, как видно на рисунке справа (б).

Возможно ли, что Эссельстину просто достались везучие пациенты? Ответ отрицательный. Пациенты с ишемической болезнью сердца на такой поздней стадии не могут спонтанно излечиться. Еще один способ проверить вероятность такого везения – посмотреть, что произошло с теми пятью пациентами, которые прекратили свое участие в программе и вернулись к традиционному лечению. По состоянию на 1995 г. эти пять человек стали жертвами десяти новых коронарных событий42. При этом по состоянию на 2003 г., спустя 17 лет после начала исследования, все пациенты, кроме одного, соблюдавшие диету, до сих пор живы, и им уже за семьдесят и за восемьдесят.

Можно ли, находясь в здравом уме, оспаривать эти выводы? Разумеется, нет. Из этой главы вам стоит запомнить по крайней мере соотношение 49 к 0: 49 коронарных событий до перехода на цельную растительную пищу, и ноль таких событий среди пациентов, придерживавшихся диеты. Эссельстин сделал то, чего «большая наука» безуспешно пыталась добиться на протяжении более 55 лет: он победил сердечно-сосудистые болезни.

Доктор Дин Орниш
За последние 15 лет другое светило в этой области, Дин Орниш, пытался привлечь внимание медицинских кругов к важности питания. Он окончил Гарвардскую школу медицины, часто упоминался в популярных СМИ, добился того, что многие страховые компании стали включать его курс лечения сердечно-сосудистых заболеваний в страховку. Если вы что-то слышали о взаимосвязи питания и сердечно-сосудистых заболеваний, то, скорее всего, это было связано с работой Орниша.

Его наиболее известное исследование – «Лечение сердца при помощи правильного образа жизни», в ходе которого он лечил 28 пациентов с сердечно-сосудистыми заболеваниями, лишь меняя их образ жизни46. Он разработал для них экспериментальную схему лечения, а с 20 другими пациентами придерживался стандартной схемы. Орниш тщательно обследовал пациентов из каждой группы и измерял несколько медицинских показателей, включая закупорку артерий, уровень холестерина в крови и вес.

Схема лечения Орниша значительно отличалась от стандартов, принятых в современной медицине высоких технологий. Во время первой недели лечения он поместил 28 пациентов в гостиницу и сказал, что им следует делать, чтобы контролировать состояние здоровья. Он предписал им не менее года придерживаться растительной диеты с пониженным содержанием жиров. Лишь около 10 % получаемых ими калорий должны были поступать из жиров. Они могли есть столько пищи, сколько хотели, если это была еда из разрешенного списка, куда входили фрукты, овощи и зерновые.

Как отмечали исследователи, «не разрешалось употребление животной пищи за исключением яичного белка и одной чашки обезжиренного молока или йогурта в день»46. В дополнение к диете эта группа пациентов должна была практиковать различные методы снижения стресса, такие как медитация, дыхательные упражнения и упражнения на релаксацию не менее часа в день. Пациентам также было рекомендовано не менее трех часов физических упражнений в неделю в зависимости от серьезности их болезни. Чтобы помочь пациентам изменить свой образ жизни, дважды в неделю организовывались их совместные встречи, продолжавшиеся четыре часа, с целью взаимной поддержки. При лечении Орниш и его коллеги из научно-исследовательской группы не использовали никаких лекарств, хирургических методов или технологий.

Эти пациенты, участвовавшие в эксперименте, придерживались почти всех рекомендаций и были вознаграждены улучшением здоровья и повышением жизненного тонуса. В среднем их уровень холестерина снизился с 5,9 до 4,5 ммоль/л, а уровень «плохого» холестерина сократился с 3,9 до 2,5 ммоль/л. А спустя год частота возникновения, продолжительность и острота болей в грудной клетке у них значительно уменьшились. Как стало очевидно в дальнейшем, чем точнее пациенты придерживались рекомендаций, тем более здоровыми становились их сердца. У тех, кто наиболее строго соблюдал режим на протяжении годичного курса лечения, наблюдалось уменьшение закупорки артерий на 4 %. Возможно, 4 % покажутся незначительной цифрой, но не забывайте, что сердечно-сосудистые заболевания усиливаются с течением времени, поэтому изменение на 4 % всего за год – это фантастический результат. В целом у 82 % пациентов в экспериментальной группе отмечался регресс сердечно-сосудистых заболеваний на протяжении годичного курса лечения

У контрольной группы дела обстояли не так хорошо, несмотря на то что они подвергались обычному лечению. Боль в грудной клетке у них стала возникать чаще, а также становилась более продолжительной и острой. В то время как в экспериментальной группе наблюдалось уменьшение частоты возникновения боли в груди на 91 %, в контрольной группе этот показатель вырос на 165 %. Уровень холестерина в крови у участников контрольной группы был гораздо выше, чем в экспериментальной группе, и закупорка артерий также усилилась. У тех пациентов группы, кто в наименьшей степени следил за диетой и образом жизни, закупорка сосудов увеличилась в размерах на 8 % на протяжении годичного курса лечения.

Я, как и Орниш, Эссельстин и другие врачи, действовавшие в том же направлении до них, как, например, Моррисон, верю, что мы нашли ключевой фактор в борьбе против сердечно-сосудистых заболеваний. Лечение при помощи диеты не только облегчает симптомы болезни, такие как боль в грудной клетке; оно, кроме того, воздействует на причину сердечно-сосудистых заболеваний и может предотвратить коронарные приступы в будущем. Не существует хирургических или химических методов лечения сердечно-сосудистых заболеваний ни в Кливлендской клинике, ни где-либо еще, результаты которых были бы столь же впечатляющими.